Князь Дмитрий Трубецкой

Князь Дмитрий Трубецкой

Князь Дмитрий Трубецкой

Князь Дмитрий Тимофеевич Трубецкой — русский военный и политический деятель Смутного времени, один из руководителей Первого ополчения. Возглавил борьбу с поляками и поддержавшими их боярами, незаслуженно забыт потомками …

 

 

 

 

 

Князь Дмитрий Тимофеевич Трубецкой (ум. 24 июня [4 июля] 1625) — русский военный и политический деятель Смутного времени, один из руководителей Первого ополчения, глава Земского правительства (30 июня 1611 — весна 1613), шенкурский державец, наместник.

Вместе с Дмитрием Пожарским и Кузьмой Мининым руководил освобождением от поляков столицы, причём на время после изгнания поляков и до избрания Михаила Фёдоровича был избран правителем государства. За свою деятельность получил титул «Спасителя отечества» и был одним из претендентов на царский престол на земском соборе 1613 года.

Принадлежал к роду князей Трубецких, ведущих свой род от внука Гедимина. Его отец Тимофей Романович (ум. 12 (22) ноября 1602) служил боярином и воеводой в царствование Ивана Грозного и его преемников. Двоюродный брат, Алексей Никитич, занимал одно из первых мест в правительстве Алексея Михайловича.

Википедия

 

Автор Игорь Гашков

Чем прославился Трубецкой?

Задача — спасти Отечество. С чего начать? Противостояние русских земских войск правительству семи бояр и поддержавшим его иностранцам распадается на два этапа. В 1611 создается Первое ополчение, состоявшее из дворян и казаков. Его цель — не допустить на трон польского принца Владислава, чье избрание угрожало утратой национальной независимости, и отстранить настаивавших на этом решении бояр.

Первое ополчение — это правительство. Его власть признает часть русских земель, включая Владимир, Тверь, Вологду, Тулу, Орел и города Урала. Оттуда ополченцы получают налоги и добровольцев. Однако система не отлажена, и деньги поступали с перебоями, а добровольцы время от времени возвращались назад. Чтобы изменить положение к лучшему, необходимо было взять столицу и получить признание по всей стране.

В начале 1611 года Дмитрий Трубецкой — один из трех лидеров ополчения, а к концу года он становится единственным. Опытный военачальник Прокопий Ляпунов гибнет из-за внутренних раздоров, а атаман Иван Заруцкий, чьи казаки причастны к убийству Ляпунова, покидает ряды ополчения, чтобы участвовать в гражданской войне на стороне новых самозванцев. Трубецкой остается во главе очень урезанного и ослабленного ополчения, постоянно нуждавшегося в помощи. В 1611-м ему удавалось полностью блокировать Кремль, но осада была прорвана и поддерживалась лишь частично: ополченцы располагались “на Трубе” (близ современной станции метро “Трубная”), Воронцовом поле (метро “Курская”) и у Китай-города, а поляки свободно выходили из города через Никитские ворота (недалеко от метро “Арбатская”) и возвращались назад. Дата рождения князя неизвестна, но в этот момент ему, вышедшему на авансцену истории, не могло быть более 20–25 лет.

Пожарский или Трубецкой?

Оставшимся у московских стен сторонникам независимости приходит на помощь Второе ополчение, возглавленное Дмитрием Пожарским и Кузьмой Мининым. Однако происходит это далеко не сразу. Дорога от Нижнего Новгорода до Москвы занимала месяц, а Пожарский и его люди оказались у стен столицы только спустя восемь. Некоторое время будущий спаситель Отечества явно колебался. На занятых им землях наладили чеканку собственной монеты и даже утвердили альтернативный российский герб — место двуглавого орла заняли два льва.

В августе 1612 года войска Пожарского добрались до Москвы, где оказалось, что силы обоих ополчений приблизительно равны. Это повлекло конфликт вокруг главенства, завершившийся, по крайне мере юридически, победой Трубецкого. В списках объединенного правительства его имя поставили на первое место, чему предшествовал длительный торг, в ходе которого оба войска демонстративно расположились лагерями порознь друг от друга под изумленными взглядами Семибоярщины и поляков.

К этому времени Трубецкой уже имел основания настаивать на своем превосходстве над Пожарским: в лидеры общенациональной борьбы выдвинулся раньше, скорее занял позиции у стен Москвы и, наконец, был родовитее. Трубецкому принадлежало первенство еще в одном отношении. 4 ноября Русская православная церковь празднует день Казанской иконы Богоматери. Дмитрий Тимофеевич Трубецкой придумал задействовать религиозные чувства, чтобы поднять боевой дух войск: договорился о доставке к воинам ополчения этой иконы, ставшей символом борьбы за национальную независимость в 1611–1612 годах.

С меня корону снять, чтоб на тебя примерить?

После изгнания поляков из Кремля Дмитрий Тимофеевич Трубецкой… ненадолго возглавил Россию. Это была не единоличная власть, а совместное управление с Пожарским на период, остававшийся до созыва Земского собора. На нем организатор Первого ополчения собирался выставить собственную кандидатуру. “Князья Дмитрий Тимофеевич Трубецкой и Дмитрий Михайлович Пожарский оставались настоящими правителями России до 25–26 февраля 1613 года, когда власть снова вернулась к Боярской думе. Конечно, у них были противоречия, а возможно, и рознь с друг другом во времена выборов царя, так как князь Пожарский поддерживал… нет, не Романова или тем паче Трубецкого, а выдвижение шведского королевича”. (Вячеслав Козляков).

Кандидатура иностранного принца не устраивала казаков и бедную часть дворян, поскольку в их глазах обессмысливала патриотическую борьбу против поляков. Но воспользоваться этими настроениями Трубецкому не удалось. По свидетельству современников, он пробовал привлечь на свою сторону казаков, устраивая для них бесплатные гулянья в Кремле. Они могли проходить на занятом князем дворе Бориса Годунова у края крепости, стоявшем на том же самом месте, где сейчас находится Сенатский дворец — рабочая резиденция президента России.

К несчастью для Трубецкого, извлечь политическую выгоду из возлияний не вышло. “Князь же Дмитрей Тимофиевичь Трубецкой учрежаше столы честныя и пиры многая на казаков и в полтора месяца всех казаков, сорок тысящ, зазывая к собе на двор по вся дни, чествуя, кормя и поя честно и моля их, чтоб быти ему на Росии царем и от них бы казаков похвален же был. Казаки же честь от него приимающе, ядяще и пиюще и хваляще его лестию, а прочь от него отходяще в свои полки и браняще его и смеющеся”, — сообщает “Повесть о земском соборе”. Когда стало ясно, что избрание не состоится, расстроенный князь не совладал с нервами: “Лицо у него ту с кручины почерне, и [он] паде в недуг, и лежа три месяца, не выходя из двора своего”.

Трубецкой был раздосадован настолько, что даже не поставил своей подписи под грамотами, извещавшими города России об избрании на царский трон Михаила Федоровича Романова.

Вниз под двуглавым орлом

Опалы не последовало, но ее роль сыграла интрига. Осенью 1613 года князю Трубецкому как прославленному военачальнику предоставили войско для освобождения Великого Новгорода, занятого шведами. На фоне хронического безденежья (средств не хватало даже на пропитание) и разладов в войске успех боевых действий почти исключался. Лучше всего об этом свидетельствуют показания попавшего в шведский плен стольника Ивана Чепчугова: “…бояре и думские советники в Москве, бывшие прежде заодно с поляками и сидевшие вместе с ними в осаде в Москве, послали этого Трубецкого из Москвы больше из ненависти, чем желая сделать хорошее дело, потому что им надоело, что он получил большое уважение у всего народа за осаду и взятие Москвы; поэтому они искали случая и нашли послать его с небольшим войском в такие места, где он мог бы осрамиться”.

Потерпев поражение, Трубецкой едва не погиб на болотах при отступлении: некоторое время его считали пропавшим без вести. Когда князь вернулся, столкнулся с обвинением в потере войска и неформальным разжалованием. Его имя из первых строк в списке бояр опустилось на десятое место. Спуск по карьерной лестнице возобновился через несколько лет: Трубецкой проиграл местнический (по вопросу о знатности) спор, то есть был признан недостаточно родовитым и, как следствие, еще ниже опустился в глазах правящей династии — царя Михаила и его отца патриарха Филарета, после чего в духе того времени был отослан из столицы воеводой в Тобольск, где и скончался в 1625 году.

Последняя честь князю Трубецкому

До 2019 года в России не было памятников Дмитрию Трубецкому. Год назад бюст в его честь установили на частной земле усадьбы Гребнево Щелковского района, в XVII–XVIII веках принадлежавшей роду Трубецких. Исторически Дмитрий Тимофеевич был первым владельцем Гребнева в своем роду, которое получил как приданое супруги незадолго до отъезда в Сибирь.

Подмосковный краевед Георгий Ровенский рассказал ТАСС, почему настаивал на возведении памятника. “Рядом с городом Фрязино эта усадьба, Гребнево. Владельцев у нее было с десяток, и среди них Дмитрий Трубецкой; тема мне показалась интересной, неизученной. Я сам себя считаю человеком мятежным. Я занялся ей и возмутился: мы празднуем народное единство, а главный герой, звавший к объединению и взаимопомощи, получается, отвергнут. Мы начали сбор хотя бы на памятную доску, а потом и больше. На Всемирном русском соборе мы раздавали номера нашей газеты по этой теме. На первой странице — четыре героя: патриарх Гермоген, Пожарский, Минин и скромно Трубецкой. Чтобы постепенно вбить эту новую истину о прошлом”, — говорит Ровенский.

Закладной камень памятнику князю Дмитрию Трубецкому,

Закладной камень памятнику князю Дмитрию Трубецкому, «Спасителю отечества» и казакам (1612—2012) в селе Гребнево

Оказалось, что у установки памятника Дмитрию Трубецкому нашлись противники. Их аргумент — опасные связи Трубецкого на более раннем этапе Смуты. В 1608–1610 годах князь находился на службе у одного из самозванцев Лжедмитрия II, которому и сохранял верность до его гибели. Двойственная роль, которую сыграли казаки, окружавшие Трубецкого в это время, — повод для обвинений в адрес самого князя. Один из подмосковных краеведов на этом основании назвал его “неоднозначным историческим лицом” и предложил не возводить памятника вовсе.

Другое мнение

Вячеслав Козляков другого мнения: “Дмитрий Трубецкой — главный воевода объединенного ополчения, освободившего Москву в 1612 году. Его первенствующую роль признавали Минин и Пожарский, и это перевешивает все остальное в современных рассуждениях об его заслугах, признании самозванцев в Смуту или последующих обстоятельствах службы царю Михаилу Федоровичу. “Забыв” князя Дмитрия Тимофеевича Трубецкого, конечно, мы вольно или невольно повторяем ошибки прошлого. Благодаря состоявшейся 40 лет назад находке “Повести о земском соборе 1613 года” историки точно выяснили истоки такой забывчивости, восходящей еще ко временам первых Романовых. Да, это была ревность к одному из серьезных претендентов на выборах царя в 1613 году, к знатному князю Гедиминовичу, тогда единственному из представителей всех родов служилых князей, сохранившему наследственные права в родовом Трубчевске. После освобождения Москвы и избрания на престол Михаила Романова князя Дмитрия Трубецкого искусно “подставили”, поручив ему безнадежную войну за освобождение Новгорода Великого, находившегося под шведским протекторатом. Но это не отменяет собственного героизма воеводы князя Трубецкого, в трудных обстоятельствах Смуты возглавлявшего ополчение, защищавшего не только Москву, но еще и Троице-Сергиев монастырь. Кстати, князь Дмитрий Тимофеевич Трубецкой — один из главных воевод земского ополчения, освободившего Москву, был похоронен с почетом в подклете Троицкого собора после смерти в 1625 году”, — отвечает на критику в адрес Трубецкого Вячеслав Козляков.

На установленном у стен Кремля памятнике князю Пожарскому и гражданину Минину, возможно, не хватает третьей фигуры — командира отрядов, занявших Китай-город в 1612 году, Дмитрия Тимофеевича Трубецкого. Организатор Первого земского ополчения, взявшего поляков в кольцо еще в 1611-м, князь сделался знаменит на всю Россию. Его и Пожарского победа стала одной на двоих, и вместе они возглавили переходное правительство, передавшее власть Михаилу Романову. Но в утвержденной впоследствии версии истории военачальнику не нашлось места. Причина — в неосмотрительных притязаниях на корону. Вступив в соперничество с Романовыми, Дмитрий Тимофеевич проиграл и закончил жизнь в почетной ссылке воеводой на окраине России. Уже в XVII веке его роль в событиях Смуты постарались свести к минимуму.